ekaterina@baeva.su
+7 (929) 668-58-98
soxic6
 

Записаться на консультацию

Желаемый формат

подписаться на рассылку
'Условия и положения'

Биржевые фонды (ETF) и их риски

Здравствуйте! С вами Екатерина Баева, консультант по личным финансам и инвестициям. По инвестициям, а не по трейдингу или потере денег в азартных играх. Сегодня я хочу поговорить с вами о биржевых фондах, о тех рисках, которые с ними ассоциируются. Что такое биржевые фонды? Биржевые фонды это, по сути, паевой инвестиционный фонд, то есть некая корзина активов, которые торгуются на бирже. На российском рынке линейка биржевых фондов представлена компанией Финекс, там порядка 12-14 фондов на данный момент. На американском фондовом рынке биржевых фондов порядка 2000, и, что называется, есть из чего выбрать. Чем же хороши биржевые фонды?

• Во-первых, у биржевых фондов традиционно ниже комиссии за управление. Если мы говорим про биржевые фонды США, то это может быть 0,06% за управление, полпроцента за управление, что называется, как максимум. Если мы говорим про российские биржевые фонды Финекса, то комиссия за управление составляет порядка 1%, и это всё равно меньше, чем комиссии за управление наших традиционных ПИФ-ов.

• Биржевые фонды отличаются хороший ликвидностью. Если, например, вы владеете ПИФом, то, чтобы удовлетворили вашу заявку на покупку или продажу, требуется какое-то время. Биржевой фонд вы можете продать в любой момент, когда биржа работает.

Чем же хорош биржевой фонд? Если мы посмотрим, ну так скажем, широко на риски, то риски, ассоциированные с активами, у нас бывают 2 типов:

1. Несистемный риск, риск того, что мы выбрали какую-то акцию какой-то компании, например, и она по каким-то причинам ушла в минус. Когда менеджмент плохой, неудачи в бизнесе и так далее.

2. Системный риск это риск того, что весь сектор, например, или весь сегмент находятся в кризисе и упали. Когда мы покупаем биржевой фонд и там находится корзина из нескольких активов, то мы серьёзно уменьшаем несистемный риск. Мы практически от него избавляемся при определённом числе активов в корзине и тем самым уменьшаем общий риск, ассоциированный с инвестированием.

Второй момент, чтобы, например, купить много активов, допустим, набор облигаций на рынке или набор акций на рынке, требуются довольно серьёзные суммы. Особенно, если мы говорим про облигации, которые торгуются на зарубежных площадках: там лоты могут составлять 100-200 тысяч долларов, и чтобы купить даже 5 облигаций, нужно иметь порядка миллиона долларов. При этом, если мы покупаем только 1 облигацию, мы очень серьёзно увеличиваем тот самый несистемный риск того, что мы выбрали неправильную компанию. Например, облигацию компании, которая затем обанкротилась, и мы потеряли деньги. Поэтому выгоднее и менее рискованно покупать корзину, например, облигаций. Но если у нас нет миллиона долларов, то корзину мы можем купить через биржевой фонд. Биржевой фонд можно купить за 50-100 долларов.

Другой вопрос, что, чтобы выйти на зарубежные площадки, нужно иметь порядка 10 тысяч долларов. Подробнее о том, с какой суммы можно инвестировать через того или иного посредника: брокера, банк или страховую компанию было отдельное видео. Я на этом сейчас не буду останавливаться.

Но как же можно покупать биржевые фонды? Биржевые фонды можно покупать либо на московской бирже, и там для нас есть фонды Финекс, и из них составлять портфель. Либо мы можем выходить на зарубежные площадки, тогда, например, открывать брокерский счет и покупать ETF через брокерские счета.

ETF это идеальный инструмент для формирования пассивного портфеля для инвестора, который не хочет выбирать отдельные акции или отдельные облигации, хочет купить корзину и, в общем-то, не заморачивается. Но не все ETF одинаковы. Да и с ними ассоциируется ряд рисков, про которые вы можете даже не подозревать.

Риск номер 1, конечно же, рыночный риск, риск того, что вы купили биржевой фонд на какой-то сегмент рынка или сектор рынка, а этот сегмент упал. Это работает абсолютно так же, как с акциями. Другой вопрос, что акции могут значительно более серьёзно падать, чем, например, биржевые фонды, потому что мы покупаем корзину. С другой стороны, биржевые фонды не так сильно могут и расти, как акции, опять же за счёт того, что мы покупаем корзину и эта корзина усредняется. То есть рыночный риск это риск номер раз.

Остальные риски больше связаны с инфраструктурой и работой самих биржевых фондов.

Для начала поговорим об инфраструктуре биржевого фонда, он состоит из 4 компонентов:

• Инвестиционный фонд это набор активов: акции или облигации, которыми владеет фонд, имущество, которое передано в управление.

• Управляющая компания, которая управляет этим имуществом.

• Агент, который осуществляет погашение и выдачу паев данного инвестиционного фонда.

• Депозитарий, который учитывает те операции, которые происходят в инвестиционном фонде.

Если говорить о нерыночных рисках ETF, то существует 5 рисков:

• риск банкротства управляющей компании,

• риск банкротства эмитента деривативов,

• риск банкротства заемщика ценных бумаг,

• нарушение в работе специализированного депозитария,

• нарушения принципа сегрегации зонтичной структуры фонда.

Если все эти слова не понятны, не волнуйтесь, сейчас расскажу, что это такое. Итак, первый и самый, наверное, наименее опасный риск это риск банкротства управляющей компании. Тут я хочу подчеркнуть, что мы говорим именно, например, о долгах управляющей компании, а не о ситуации, когда фонд использует стратегию покупки активов в кредит. Что происходит, когда банкротится управляющая компания? Поскольку управляющая компания и фонд это, по сути, разные организации, то кредиторы управляющей компании не могут обратить взыскание на инвестиционный фонд. В случае банкротства управляющей компании управляющий совет фонда может принять решение выбрать другую управляющую компанию и с ней продолжить работу. Это, в принципе, может произойти вообще абсолютно незаметно для акционеров.

Риск номер 2 дефолт эмитента деривативов. Этот риск относится только к тем фондам, которые используют в своей стратегии хеджирование. Хеджирование это страхование от неких рисков. Например, у нас есть фонд акций бразильских компаний, который дополнительно страхуется от риска неблагоприятного движения курса бразильской валюты по отношению к доллару. Не вдаваясь в подробности, что такое своп, опцион и другие инструменты хеджирования, просто представим себе такую ситуацию, что у нас страховая компания обанкротилась и не смогла нам выплатить страховку в тот момент, когда нам это надо. Именно поэтому я рекомендую фонды золота с физической репликацией, когда фонд покупает реальные слитки золота и они находятся в хранилище, а не синтетической репликации, когда эта стратегия работают на фьючерсах. Потому что в случае глобального кризиса может случиться ситуация, когда вам некому будет просто предъявить этот фьючерс. И страховка в виде золота не сработает.

Номер 3 это риск дефолта того, кому фонд одалживает активы. Надо сказать, что очень многие фонды имеют возможность давать такие низкие комиссии именно за счёт того, что те активы, которые у них находится под управлением, они активно одалживают разным, институциональным, как правило, заемщикам. Тут надо понимать, что фонд не просто так одалживает актив, он берёт, как правило, серьезный залог.

Риск номер 4 нарушение в работе спец депозитария. В Европе и Америке есть правило, по которому депозитарии обязаны вести учёт актива фонда отдельно от активов управляющей компании, других клиентов и так далее. Теоретически, если депозитарий делает свою работу добросовестно, то какие-то проблемы с депозитарием, банкротство, например, депозитария и так далее приводят лишь к тому, что клиенту, в данном случае фонду, необходимо перенести свои активы от одного депозитария к другому. И механизм может быть вполне незаметным для клиента, но только в случае, если депозитарий ведет свою работу добросовестно. Если же имеет место мошенничество, неполная отчетность и так далее, то переносить в другой специализированный депозитарий может уже быть нечего. Такая ситуация была с широко известной пирамидой Берни Медоффа, когда реальные активы не покупались, реальные сделки не совершались. Тогда сработала страховка от правительства США в размере 500 тысяч долларов, и клиенты фонда Берни Медоффа получили минимально по миллиону с небольшим компенсации. Те, у кого активы были больше, получили порядка 40-60% от своих активов.

И риск номер 5, скорее теоретический, если мы говорим о приличных юрисдикциях, но про него тоже стоит помнить и обращать внимание на то, где же зарегистрирован фонд. Нарушение принципа сегрегации фонда. Если мы посмотрим, как устроены фонды, то, как правило, есть некий зонтичный фонд, под которым расположены другие фонды. Теоретически может возникнуть такая ситуация, что если у одного фонда, находящегося под этим зонтичным фондом, возникли серьезные проблемы и убытки у него больше, чем его активы, то могут быть предъявлены требования по убыткам к другим фондам. Например, с точки зрения ирландского законодательства, такое невозможно. То есть активы разных фондов разделены между собой, несмотря на то, что формально все фонды находятся под одним зонтичным фондом. По убыткам одного фонда не будут отвечать другие фонды, но надо понимать, что в разных юрисдикциях могут случаться разные ситуации. И в какой-то юрисдикции вполне могут предъявить требования по убыткам одного фонда к другим фондам.

Я кратко рассказала о 5 рисках, нерыночных рисках биржевых фондов. Подробнее о них можно прочитать статью на моем сайте.

С вами была Катерина Баева, сегодня мы с вами говорили про биржевые фонды. Ставьте лайки, оставляйте комментарии и до встречи.